Актуальные новости

    Распечатать

Цифровая дискриминация и правовой нигилизм «в цифре»: угрозы и решения

В процессе цифровизации экономики и социальных отношений общество столкнулось с новыми рисками и угрозами, к которым не только люди, но подчас и государство не были готовы. Появление «цифровых» форматов правоотношений не только вызвало усиливающуюся дискриминацию целых групп населения по признаку доступности им цифровых форматов, но и породило новые, «цифровые» формы правового нигилизма, что создает существенные риски для общественной стабильности.

В экспертных обсуждениях идет активный поиск путей решения этих проблем, механизмов защиты прав граждан. Нотариат, по все более укрепляющемуся мнению, имеет и возможности, и средства гарантировать защиту прав и интересов граждан, выступить в качестве «безопасного проводника в мир цифрового гражданского оборота». Именно такое возвышенное сравнение привел один из участников круглого стола «Актуальные вопросы защиты прав граждан и собственности в новых форматах цифровой экономики», который состоялся 19 сентября в Общественной палате РФ. Представители государственных структур, общественных и коммерческих организаций уделили особое внимание проблеме цифрового неравенства, которая имеет свою специфику в нашей стране.

Интенсивное внедрение цифровых технологий в жизнь общества принесло с собой не только такие блага как, например, комфорт, открытость информации и скорость обмена данными. Цифровизация стала причиной нового расслоения, деления людей на вовлеченных в цифровые отношения и тех, кто остается «за бортом», либо не способен принимать верные решения в новых условиях. Изначально понятие «цифровое неравенство» (digital divide) означает ограничение возможностей определенной группы людей из-за отсутствия у неё доступа к современным технологиям. Это общемировая проблема. В нашей стране до сих пор число граждан, не имеющих смартфона и не использующих цифровые форматы взаимодействия в бытовых и юридически значимых вопросах, составляет около половины. Такое ограничение может пагубно сказаться не только на выстраивании социальных связей, уровне информированности и образования, но также на благосостоянии (экономической эффективности) людей.

Другая сторона этой проблемы — сформированная у целых новых поколений пользователей цифровых технологий привычка безусловно подтверждать запросы информационных систем, отвечая «да» без изучения сложного вопроса. Кто из нас внимательно читает условия лицензионных соглашений, устанавливая на свой смартфон или компьютер новую программу? И система взаимодействия с теми же, например, кредитными учреждениями, не подразумевает изменения предлагаемых условий. Все это влечет за собой рефлекторное выражение согласия на любую сделку в цифровом виде, что может быть недобросовестным образом использовано против граждан.

В России цифровизация во многом идет полным ходом по инициативе государства, как метод создания новых условий для повышения эффективности гражданского оборота и конкурентоспособности нашего общества в целом. Как отмечает заместитель секретаря Общественной палаты РФ Лидия Михеева, «давайте называть вещи своими именами. Очень часто гражданина просто вынуждают к такому удаленному цифровому общению. Подталкивают его. Иди на портал, пожалуйста. Да, только на портал и никак иначе». Причем некоторые услуги можно получить только с применением компьютерных технологий, а если и возможен традиционный способ, то цифровые сервисы имеют привилегированный статус. Использование цифровых технологий требует определенных навыков работы с компьютером, но далеко не все люди — опытные пользователи. В первую очередь речь идет о людях пожилого возраста. Получается, что эта категория граждан подвергается цифровой дискриминации только потому, что они не умеют обращаться с компьютером или смартфоном. Об этом как раз говорит Уполномоченный по правам человека в Московской области Екатерина Семёнова. Она призывает не забывать о тех, кто в силу возраста или других причин имеют слабое представление о компьютерных технологиях, поэтому совершает юридически значимые действия «по старинке». Для соблюдения прав этой категории граждан Екатерина Юрьевна предлагает сохранить традиционные способы гражданского оборота, «мы должны ориентироваться не только на продвинутых людей, не только на тех, у кого есть гаджеты, но и на тех, которые еще по старинке или по невозможности, по неимению таких гаджетов, должны и имеют право совершать такие же сделки, как все остальные продвинутые».

Не стоит забывать и тот факт, что вовлечение в мир компьютерных технологий требует определенных финансовых вложений. У многих россиян, в первую очередь, живущих в регионах, и сегодня нет ни компьютера, ни смартфона. Связь в регионах — это ещё одна проблема. В силу больших расстояний многие технологии и сервисы в отдаленных регионах нашей страны все ещё недоступны. Как сообщает руководитель направления Центра содействия законотворчеству Алёна Руденко, «конечно, Москва цифровизируется, она — очень быстро развивающийся регион, но нельзя забывать и о всей остальной России, которая развивается не так быстро».

Однако, если человек по тем или иным причинам не является активным участником цифровых отношений, это вовсе не означает, что он в них не вовлечен помимо своей воли. И это — еще одна часть проблемы. Даже в случае неучастия в электронном обороте граждане рискуют лишиться имущества, а иногда и свободы, потому что мошенники используют их личность для совершения неправомерных действий в цифровом формате. Количество киберпреступлений за последние годы увеличилось многократно. Истории о том, как люди были обмануты «цифровыми» мошенниками, не сходят со страниц СМИ. На ни о чем не подозревающих граждан с помощью фиктивных электронных подписей регистрируются компании, оформляются кредиты и т.д. Как отмечает Екатерина Семёнова, к ней ежедневно обращаются люди с жалобами, «когда человек, отправляясь в отпуск, узнает, что он должник (по действиям, которых никогда не совершал), когда люди приходят и узнают, что они банкроты или то, что они учредители или соучредители ряда компаний».

Однако жертвами преступников далеко не всегда являются люди, которые не используют цифровые технологии. Очень часто ими становятся как раз представители молодого поколения, которые выросли и живут в цифровом пространстве, поэтому не ожидают от него угроз. Председатель Общественной палаты городского округа Люберцы, член Общественной палаты Московской области Пётр Ульянов привлекает внимание к проблемам другой уязвимой категории граждан, самым социально незащищенным представителям молодого поколения — вчерашним воспитанникам детских домов. Выпускаясь из школы, они уже имеют предоставленное государством жилье, имеют собственную недвижимость, при этом, чаще всего, они не имеют ни малейшего понятия о том, как свою собственность защитить. Для них риск быть обманутыми киберпреступниками и лишиться квартиры вырастает в разы. Это яркий пример того, как пересекаются проблемы общей правовой неграмотности и цифровых форм мошенничества, при отсутствии института превентивной защиты.

Очевидно, что в тесной связке с цифровым неравенством присутствует такая проблема как правовой нигилизм в цифровом формате. Он выражается не только в пренебрежении знанием законов, но и в привычках безусловно соглашаться с условиями, которые им предлагаются в цифровом виде. Руководитель юридического блока цифрового агентства недвижимости «33 слона». Юлия Плетнева, опираясь на результаты исследования, отмечает, что «...большинство людей не понимают рисков по сделкам, то есть, они идут в сделку с закрытыми глазами». При этом порядка 65% не знают о том, как можно защитить свои права и интересы.

Профессор кафедры предпринимательского права юридического факультета МГУ Юлия Харитонова говорит и о равнодушном отношении к бесконтрольному использованию персональных данных: «многие граждане сегодня так остро не реагируют на то, что ваши персональные данные ушли куда-то в оборот. Очень мало людей, которые действительно болезненно к этому относятся. К сожалению, опрос показал, что не переживают субъекты, пока их права не будут как-то сильно ущемлены, что эти данные, в том числе личные, чувствительные, уходят в оборот».

Проблема правового нигилизма в цифровом формате выражается и в увеличивающемся количестве правонарушений в сети. По словам Алексея Лобарева, руководителя Ассоциации профсоюзов правоохранительных органов, сейчас даже в местах заключения формируются группы кибермошенников: «кто психологом, кто диктором работает, кто айтишник, у них на лбу 159 статья написана. Они выходят и обманывают суперпрофессионально, суперграмотно. Они получают огромные деньги, чтобы создать систему, которая нас обманывает». Уполномоченный по правам человека в Московской области Екатерина Семёнова обращает внимание на невозможность доказать электронную подпись в суде, а также на отсутствие в законодательстве уголовной статьи за подделку электронной подписи, что дает мошенникам больше возможностей для совершения преступлений. «159-й статьи о мошенничестве недостаточно для тех, кто за нашей спиной, без нашего разрешения, с помощью подделки электронной подписи совершает какие-то сделки», — заявляет Екатерина Юрьевна.

С учетом очерченного круга проблем, связанных с цифровым неравенством и правовым нигилизмом, в категорию группы риска попадают больше половины населения страны. Они не являются активными участниками цифрового гражданского оборота или не знают о всех возможностях, угрозах и рисках, которые несут с собой вовлечение в цифровизацию. Более того, в 2019 году вступили в силу поправки в закон о кредитных историях, и теперь у каждого россиянина есть кредитный рейтинг, независимо от того, просил он его создавать или нет. С 1 октября начали действовать смарт-контракты, а в последующие два года в России планируется создать цифровые профили с юридически значимой информацией на каждого гражданина. Получается так, что тот, кто владеет компьютерной грамотностью, тот, кто разбирается в законодательстве, имеет большее количество привилегий, прав и защиты, чем остальные. Тогда впору действительно говорить о цифровой дискриминации и разделении граждан на два сорта. Как говорят современные мыслители, цифровая экономика встраивает в себя лишь тех, кто имеет для неё ценность. Значит ли это, что больше половины граждан России не имеют ценности, потому что не вписались в формат цифровой экономики?

Государство предпринимает шаги по устранению данных проблем: совершенствуется законодательство, реализуются государственные программы, как по обучению «цифровой» грамотности, так по правовому просвещению и повышению правовой культуры. Однако это займет много времени, а действовать надо уже сейчас. Как отмечает президент Федеральной нотариальной палаты Константин Корсик, «мы еще в начале борьбы, как с правовым нигилизмом, так и цифровой дискриминацией, поэтому обеспечение безопасности цифрового гражданского оборота становится еще более важной задачей».

Институты, действующие от имени государства должны иметь компетенции, чтобы создать действенную систему защиты прав граждан в новых условиях. Как отмечают эксперты, институт нотариата располагает необходимыми инструментами и возможностями, чтобы предоставить защиту прав и интересов граждан уже сегодня. По словам представителя управления регистрации и учета налогоплательщиков ФНС России Светланы Федченко, гражданин не обязан быть специалистом в юриспруденции, и, если у него возникает вопрос правового характера, то лучше всего ему обратиться к высококвалифицированному специалисту, который выступает от имени государства и является гарантом соблюдения прав и интересов граждан, — нотариусу. «Говоря о нотариусах, если у нас есть такой институт, то не использовать его — абсолютно неправильно. Поэтому он все более и более вовлечен в наши правоотношения», — подчеркнула Светлана Игоревна.

Советник министра юстиции Мария Мельникова подчеркивает, что уже сейчас, «обратившись к нотариусу, вы можете не иметь, например, собственной цифровой подписи, не знать, как это делается. Гражданин может обратиться к нотариусу, нотариус совершит определенные нотариальные действия и уже от своего имени, за своей электронной цифровой подписью отправит эти документы в цифровое пространство туда, куда они должны прийти, и быстро получить результат». То есть, по сути, нотариус выступает для граждан не только проводником в мир цифрового гражданского оборота, но также защитником их интересов и прав, поскольку гарантирует законность совершаемого действия и несёт полную имущественную ответственность за свою профессиональную деятельность.

Юлия Харитонова поддерживает решение проблемы «цифровой дискриминации» с помощью нотариата. «У тебя нет электронной подписи, ты не понимаешь в компьютере, ты не хочешь в этом разбираться — ты приходишь к нотариусу. Это правильное решение, потому что нотариусы уже чаще адвокатов консультируют не только граждан, но даже юридические лица, и, соответственно, окажут всю необходимую помощь», — резюмировала Юлия Сергеевна.

Как заметил декан Высшей школы правоведения Олег Зайцев, «именно нотариат выступает и призван выступать свое рода правовым посредником, с одной стороны, между человеком и цифровым обществом, цифровым содержанием. С другой стороны, в любом случае нотариат является посредником между человеком и государством, и реально гарантирует конституционное право каждого на квалифицированную юридическую помощь».

Действительно, нотариат сегодня является лидером правовой сферы по внедрению инновационных технологий в свою деятельность. Создание Единой информационной системы нотариата (ЕИС) позволило войти в систему межведомственного электронного взаимодействия, обмениваться данными с государственными реестрами, регистрировать все нотариальные действия «в цифре», что исключает возможность подделки. Уже не первый год ЕИС нотариата также выступает основой для общедоступных публичных онлайн-сервисов: реестра уведомлений о залоге движимого имущества, сервиса проверки доверенностей, сервиса поиска наследственных дел. Пользуясь большим спросом у россиян, онлайн-ресурсы нотариата выступают достоверными и максимально удобными инструментами проверки юридически значимой информации.

Другие материалы по теме

«Цифровое мошенничество» - актуальность проблемы и методы борьбы

«Сэкономит людям и время, и средства»: поправки о «цифровом нотариате» приняты в первом чтении

Доступно, быстро, комфортно: в Госдуме отметили важность законопроекта об «электронном нотариате» для развития «цифровой экономики»

Поделиться
Нотариальные действия и тарифы
Нотариальный вестник — № 09 (Сентябрь) 2019
Нотариальный вестник — № 08 (Август) 2019
Нотариальный вестник — № 07 (Июль) 2019
Нотариальный вестник — № 06 (Июнь) 2019
Нотариальный вестник — № 05 (Май) 2019
Нотариальный вестник — № 04 (Апрель) 2019
Нотариальный вестник — № 03 (Март) 2019
Нотариальный вестник — № 02 (Февраль) 2019
Нотариальный вестник — № 01 (Январь) 2019
Нотариальный вестник — № 12 (Декабрь) 2018

Произошла ошибка повторите попытку позже.

Функционал находится в разработке, покупка журналов будет доступна в ближайшее время.